Давай катись: 5 вариантов зимнего отдыха на любой вкус и запрос

0
43

1. Лестница в небо
В отличие от горных лыж и сноуборда, поход в горы на снегоступах настраивает не столько на спортивный, сколько на философский лад, что, впрочем, не отменяет пользу для здоровья. Шагая на снегоступах во французском Шамони, мы подумали о вечном и прокачали ягодичные.

Атмосфера
Вокруг — совершенно открыточная зима. Огромный голубой купол неба, а под ним — белоснежные джунгли. Высокие древние ели бросают на снег легкие тени. Снег сеет не переставая, обволакивая окружающее пространство белой мантией. Где-то там внизу — заметенный городок Шамони. Жители маленьких домов выбираются из дверей, вооруженные лопатами, чтобы разгрести свои машины, засыпанные до верха. Ты же в это время совершаешь путешествие на высоте около двух километров над уровнем моря. Выходишь в горах где-то из лесу, а из белого и туманного пятна вдалеке проявляется таинственный дом. И дороги к нему нет — очевидно, что хозяин обычно влетает вон в то окно на четвертом этаже справа.
Как выбрать снегоступы
Следи, чтобы они не были слишком большими. Идеальный вариант: в длину не больше трех твоих стоп, а в ширину — не больше одной. Выясни, какой максимальный вес способна выдержать эта модель снегоступов и сравни со своим весом (учитывая вес рюкзака с экипировкой, если пойдешь с грузом). Если ты планируешь ходить не только по ровному рыхлому снегу, но и по льду или крутым склонам, идеально будет докупить кошки с шипами.
Место
Шамони — горнолыжный курорт со внушительным послужным списком, который эффектно стартует с первых в истории зимних Олимпийских игр в 1924 году.
Сейчас в Шамони тоже постоянно что-то происходит: спортсмены катают каменные снаряды на турнире по керлингу, проходят мировые этапы соревнований по фрирайду, скоростному спуску, хафпайпу, ну или просто: в местном кинотеатре проводят международные кинофестивали.
Несмотря на всю маститость, Шамони сохранил и свой провинциальный уют: в маленьких семейных ресторанах тебе приносят чай из трав с местных гор — в старинном железном чайнике с узорами. Хлеб испечен в пекарне напротив, а масло сделано из молока местных коров.

Условия
Высокий снег, который мы так мало видим в мегаполисах, в условиях гор превращается в почти непреодолимую преграду, которую тебе предстоит преодолевать. Ну да, герои сериала «Игра престолов» играючи расхаживают по снежным просторам, и тропинки в их царстве зимы всегда идеально расчищены, а на деле — один серьезный снегопад мигом бы перечеркнул всю сюжетную линию, заставив ключевых персонажей все семь серий сезона сидеть где-нибудь на одном месте и ждать оттепели. В Шамони ты пойдешь среди красивых зимних пейзажей, недоступных для человека в обычной обуви: пульс под 150, идешь, опираясь на треккинговые палки, постоянно поднимая колени высоко вверх, чтобы сделать очередной шаг.
Способ
Снегоступы — изобретение палеолита, их использовали индейцы еще до прихода европейцев. У чукчей с незапамятных времен были подобные приспособления, они называли их «вороньи лапки». Снегоступы куда более маневренные в лесу, чем, скажем, лыжи.
Три факта о Шамони
1. Горная железная дорога Монтенвье
Поезд ползет вниз по склону — из Шамони к самому большому леднику во Франции, Мер-де-Глас. Виды из окна и на финальной станции, прямо скажем, созданы для твоего инстаграма.
2. Смотровая площадка «Шаг в пустоту»
Стеклянный куб, висящий над скалой на высоте в километр. Стенки и пол — прозрачные, возникает ощущение, что ты висишь в воздухе. Хороший способ проверить свои отношения с высотой.
3. Альпийский музей
Тут можно, например, увидеть самое первое снаряжение для горных лыж и альпинизма, которым пользовались туристы в начале XX века.

2. Съехать с памятника
В двухстах километрах от Венеции находится уникальный объект, включенный в список наследия ЮНЕСКО: Доломитовые Альпы. Здесь можно встретить утро на лыжах, а уже после обеда расслабленно скользить в гондоле по Гранд-каналу. Впрочем, мы до Венеции так и не добрались — уж слишком хорошо было на горнолыжных трассах, которых в Южном Тироле 1200 километров.
Солнце режет глаза даже через горнолыжную маску. На часах начало десятого, но оно уже повсюду: на небе, на «вельвете» только что открывшихся трасс, в каждой кабинке, которые пока идут на верхние станции пустыми: Южный Тироль еще спит, и именно это время — лучшее для катания.
– У нас тут 300 солнечных дней в году… — улыбается гид, пока мы едем с нижней станции подъемника. — Ты только посмотри на это!
Из окна открывается вид на широченные трассы, на которых нет ни одного человека. Мы практически выпрыгиваем на верхней станции и начинаем первый спуск, устремляясь к лежащим где-то внизу облакам.

Выданные мне в прокате «гигантские» Head со вставками из графена режут снег, лишь чуть-чуть отклоняясь от траектории, обозначенной едущим передо мной на Volkl Race Tiger бывшим членом юниорской сборной Италии по имени Оскар. 60, 70, 80 км/ч — мы летим широкими дугами, разгоняясь все сильнее, и хотя в этой гонке у меня нет ни шанса на победу, это тот случай, когда главное — это действительно участие.
– Ну что, еще разок?
Мы успеваем спуститься еще трижды, пока на трассах начинают появляться люди, и, хотя толкучкой и не пахнет, решаем двигаться дальше, тем более что интересных трасс тут множество. На курорте Альта-Пустерия/Секстнер Доломитен «красные» трассы такие, что в других местах они считались бы «черными», а среди местных «черных» — самый крутой спуск в Италии под названием Holzriese. Он устремляется вниз под уклоном в 71% и с верхней точки кажется почти отвесным. Проверив свои силы там, мы добираемся до не менее потрясающей «синей» трассы.
Восемь лет назад ЮНЕСКО включило горный массив Доломитовые Альпы в список Всемирного наследия, где он составил компанию египетским пирамидам, Стоунхенджу и Тадж-Махалу, и эта трасса идет прямо через национальный парк: коридоры из вековых сосен сменяются открытыми полями с видом на заснеженные Доломиты, потом ты снова въезжаешь в лес, причем уклон минимальный, так что лыжи скользят неспешно, и я успеваю не только смотреть по сторонам, но и фотографировать.
Где-то 200 миллионов лет назад над этими горами плескались десятки и сотни метров воды. Доломитовые Альпы — это коралловый риф на пенсии. Скалолазы до сих пор находят тут ракушки. Заканчивается спуск минут через пятнадцать у остановки автобуса, который довозит нас до трасс Кубка мира, где мы и заканчиваем день скоростными спусками с перерывами на посиделки в кафе.
– Одно время в Южном Тироле была трасса даже с большим уклоном, чем у австрийской «Харакири», — рассказывает гид. — Увы, ее пришлось закрыть: угол был такой, что ратраки не могли на ней нормально работать.
К середине дня снег на солнечных сторонах гор сдается и начинает под яркими лучами превращаться в кашу, впрочем, и наши ноги после семи часов катания тоже просят пощады.
– А почему так мало сноубордистов? — спрашиваю я, смотря из окна автобуса на склоны, пока мы едем обратно в отель.
– Мода прошла, — пожимает плечами мой провожатый. — Мы вот недавно с друзьями, насмотревшись роликов с YouTube, попробовали на каяках с горнолыжного склона съехать: поворачивать веслом очень удобно, но тормозить просто невозможно, поэтому нужен спуск с максимально пологой нижней частью, чтобы лодка сама остановилась.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here